207-07-13
Телефон для справок
IV Международный фестиваль
«Дни Высокой Музыки»
в Самаре

Волга - река талантов

Корреспондент «Самарских известий» встретился с молодыми музыкантами
«Река талантов» – это серия организованных петербургским Домом музыки гастрольных концертов в Поволжье, на которых молодые исполнители России демонстрируют сегодняшние достижения отечественной исполнительской школы и уровень своего профессионального мастерства. 15 октября настала «очередь» самарских любителей классической музыки.

«Заезжий музыкант играет на трубе»

Перед началом концерта мне удалось поговорить с одним из солистов - трубачом Владимиром Пиняловым. Молодой москвич рассказал много интересного о себе и поделился впечатлениями о Самаре, которую он посетил впервые.

- Владимир, вы давно начали выступать?

- Да, мой первый преподаватель каждые полгода проводил классные концерты, поэтому так получилось, что мое первое выступление на сцене музыкальной школы состоялось в семилетнем возрасте. До этого я всего полгода занимался на трубе. А более осознанные выступления начались с третьего класса. Уверенность появилась только года за три до окончания музыкальной школы. Тогда я твердо решил, что буду поступать в училище, а когда поступил, понял, что моя следующая цель - это консерватория.

- А где вы уже выступали?

- В Москве, Санкт-Петербурге, Костроме, Одессе, Киеве. Был еще небольшой, можно даже сказать домашний, концерт в Брюсселе.

- С какими музыкантами, дирижерами вы хотели бы еще выступать?

- Как оркестранту мне довелось выступать со многими дирижерами. А вот как солисту было бы чрезвычайно интересно сыграть с Геннадием Рождественским и Михаилом Плетневым.

- У вас есть любимый музыкант, который вас вдохновляет, на которого вы хотите быть похожим?
- Из трубачей я могу назвать Тимофея Докшицера. В России, как и во всем мире, он считается лучшим трубачом 20 века. Разве что во Франции его называют трубачом номер два, потому что первым они считают своего.

- Вы все еще волнуетесь перед выступлением или это уже прошло?
- Федор Шаляпин однажды сказал: «Не волнуются только болваны и покойники». Я с ним согласен. На мой взгляд, артисту, который выходит на сцену без малейшего волнения, нужно покинуть эстраду. Сценическое волнение, не паника, а именно волнение, дает то самое, что невозможно объяснить словами, то, для чего люди приходят на концерты и для чего существует искусство.

- Есть у вас еще какие-либо интересы?
- Да, колокольный звон. Мне давно хотелось научиться звонить, и этим летом моя мечта сбылась. Люблю живопись, театр. Но в этих видах искусства я себя не пробовал, пока довольствуюсь ролью наблюдателя.

- Вы в первый раз в Самаре? Какие у вас впечатления?

- Мне очень понравился город. После Москвы ритм и течение жизни в Самаре кажутся совершенно другими. И это просто замечательно. Останавливаешься, вдыхаешь полной грудью воздух и понимаешь, что спешить абсолютно некуда… Люди очень доброжелательные. И еще Самара - уникальный город в смысле сочетания стилей, сочетания конфессий. И деревянные дома рядом с каменными домами 18-19 веков - тоже очень необычно.

Поблагодарив музыканта за беседу и пожелав ему удачного выступления, я отправилась в зал, с нетерпением ожидая концерта. Его открыла увертюра к опере Россини «Сорока-воровка». Затем на сцену вышла московская арфистка Оксана Сидягина. Зрители притихли, вслушиваясь в нежные звуки, заструившиеся из-под искусных пальцев солистки. Медленно и осторожно оркестр вступил в эту мелодию, закружил ее и изменил до неузнаваемости! Но вот арфа затихла окончательно, и зал разразился аплодисментами!

Париж, Нью-Йорк, Самара

Выйдя из зала, я поспешила в гримерную, надеясь застать там Оксану и задать ей несколько вопросов. Удача меня не подвела! Подойдя к двери, я увидела солистку, принимавшую поздравления от зрителей. Она любезно согласилась со мной побеседовать и пригласила в комнату.

- Я слышала, что вы выступали и за рубежом, и во многих российских городах, а в Самаре – впервые…
- Да, я выступала в Москве, Санкт-Петербурге, Красноярске, еще в нескольких российских городах. А за границей - в Италии, Париже, Нью-Йорке – участвовала, в основном, в конкурсах или в составе оркестра. В Самаре я впервые. По дороге из аэропорта открывались такие красивые виды. Город показался очень уютным, а люди отзывчивыми.

- Какой концерт вызвал у вас наибольшие эмоции?
- Кстати, именно сегодняшнее выступление было одним из самых эмоциональных, потому что я очень люблю это произведение - концерт Анриетты Ренье. У меня была давняя мечта сыграть его с оркестром, и вот сегодня она сбылась! Конечно, для меня это очень волнительно!

- А вы давно выступаете?
- Обычно выступления у музыкантов начинаются с самого начала обучения. В музыкальную школу я поступила, когда мне было почти 6 лет. Уже тогда я поверила в себя, решила, что и дальше буду заниматься музыкой.

- Играть на арфе труднее, чем на других инструментах?
- Прежде, когда мне задавали такой вопрос, я отвечала: «Нет, на всех инструментах примерно одинаково». Но сейчас я понимаю, что да, на самом деле очень не просто играть на арфе, особенно, если хочешь это делать на уровне солиста. У инструмента очень сложная специфика, и нужно постоянно держать все его части под контролем.

- Есть ли у вас мечта выступить в каком-то городе или стране?
- Наверное, как любому музыканту, мне хотелось бы выступить в Карнеги-Холл в Нью-Йорке с сольным концертом. И в Лондоне - это уже топовый уровень, показатель мастерства.

- У вас есть любимый музыкант, который вас вдохновляет?
- Таких людей очень много. Что самое замечательное: многие из них есть в моем окружении, эти люди вдохновляют и поддерживают меня. Это мой молодой человек - пианист Андрей Губнин. Я у него очень многому учусь: как заниматься, например. Хотя, казалось бы, арфа и фортепьяно - что тут общего? Это мой педагог профессор и народная артистка России Эмилия Москвитина, ей немало лет, но она по-прежнему концертирует. Именно к такой форме, как мне кажется, мы и должны стремиться.

Текст: Анастасия Макотрина, «Самарские известия» №157 (6823)


Программа